Я хочу построить дом...




Я хочу построить дом, окружённый садом,
Чтоб уютно было в нём, чтобы лес был рядом,
Чтобы с виду походил на цветок иль птицу,
Чтоб рассвет встречать ходил — Алую Зарницу.

Я хочу построить дом, чтоб его оконца
Открывались, как глаза, с первой каплей солнца,
Чтоб дышал он красотой от черёмух белых,
Чтоб по крыше дождь грибной барабанил смело.

Я хочу построить дом, чтобы из окошка
Спелых яблок аромат набирать в ладошки,
Чтобы в доме круглый стол собирал всех вместе,
Чтоб пузатый самовар был на нужном месте.

Я хочу построить дом, рядом пруд тенистый,
Чтоб купаться в нём любил месяц серебристый,
Чтоб тропинки от крыльца по грибы ходили,
Чтоб, как в сказке, всей семьёй дружно
" Жили-были…"

Я хочу построить дом, а на крыше горку,
Чтоб кататься с ветерком, кто быстрей, вдогонку,
Чтобы летом в пруд лететь, а зимой в сугробы,
Чтоб от радости запеть захотелось чтобы.

Я хочу построить дом там, где звёзды рядом,
Чтоб огромный мир обнять сердцем, мыслью, взглядом,
Чтоб созвездья открывать и дарить любимым,
Чтобы знали, как они мне необходимы.

Я хочу построить дом и с друзьями вместе
Жарким песенным костром создавать поместья,
Отпускать мечту свою в голубые дали,
Чтобы искорки души золотом сверкали.

Я хочу построить дом там, где счастлив буду,
Где любовью окружен, будет каждый всюду,
Рядом с домом посажу Древо Родовое,
Чтоб питалось от земли силою живою.

Я хочу построить дом, с пчёлками сдружиться
И тогда они медком смогут поделиться,
Приглашу пожить козу, курочек, лошадку
И, конечно, посажу овощную грядку.

Я хочу построить дом… И его построю!
Все мечты свои о нём воплощу, раскрою,
Доброту, тепло, любовь по Земле рассею
И вздохнёт свободно вновь юная Рассея!

Стихи Юрия Гребенева

Ключи от города



Книга «Ключи от города. Как устроено развитие?» Майкла Сторпера очень хороша. Но нервным и заидеологизированным лучше не читать, потому что там нет ни слова о том, как прекрасны те, кто проявляет качества X, Y и Z, и насколько они лучше тех, кто демонстрирует P, T и O, а все больше про причины и следствия.

Автор начинает книгу с обсуждения новой экономики города, переходит к толерантности, затрагивает отношения общества и сообществ, рассказывает о структурах локального взаимодействия, о пакетных предпочтениях людей, об осознании желаний, о важности личных коммуникаций и беспрецедентности системы социальной интеграции в США. И бодро завершает книгу выводом, что ключ к успешному развитию — это глобализация и локальное взаимодействие, причем оба сразу.

Про толерантность,т.е. терпимость к разнообразию. Чем больше у группы возможностей управлять выгодами и издержками разнообразия, тем она терпимей. Чем меньше влияния, тем она, соответственно, менее терпима. Так, на Юге США перестали увлекаться линчеванием, как только регион стал зависим от внешних инвестиций. Логично, если люди подумают, что мы звери, то денег не дадут. Это всем понятно.

Про пакетные предпочтения. Вот это прекрасно. Люди берут блага пакетами. Например, большой дом за городом и хорошей школой для детей идет в комплекте с долгой дорогой к нему. Ну ок, люди взяли этот пакет. Из этого наблюдатель делает вывод, что он все понял о предпочтениях людей: им нравится свежий воздух, просторное жилье, условия для детей и кататься туда-сюда. Но стоит ключевому благу откочевать в другой пакет, как люди резко разворачиваются туда, где их никто не ожидал увидеть. Отдельно доставляет, что сами люди не осознают скрытых предпочтений до тех пор, пока не появится возможность выбрать нужное. И спрашивать их без толку. Они не признаются, что после осмотра римских достопримечательностей будут рады зайти в МакДональдс. Но вот если он встретится на пути, они туда немедленно запрыгнут. Это происходит и с коммерческими предложениями, и с пространственным выбором, и с политическими программами.

Про общество и сообщества. У урбанистов это любимая тема, но у Сторпера она еще и в таблицах и графиках. В идеале хорошо иметь сильное общество и крепкие сообщества, т.е. сильное доверие и налаженные каналы обмена информацией и внутри малых групп, и между ними. В книге это называется «скрепы» и «мосты». Однако так не получается. Во Франции, например, сильное общество и слабые сообщества, потому что они двести лет утаптывали локальные образования. И преуспели. Нагрузка по управлению страной полностью легла на бюрократию. Нехорошо, потому что дорого и ненадежно. В Италии слегка по-другому. Сильные сообщества и слабое общество. Опять нехорошо, потому что мало конкуренции и мобильности, слишком много интереса к ренте. В России суперсильные сообщества и совсем слабое общество. И как результат слабые связи между группами и сильные конфликты. Совсем нехорошо. Хуже только ситуация, когда и сообщества, и общество одинаково слабы, но тогда враги, джунгли, два АК-47 в одни руки, далее везде.

Теоретически все хорошо должно было быть в США, потому что они вкладывались и в развитие общества, и в укрепление сообществ, и вообще достигли колоссальных успехов в скорости социализации людей. На графике им принадлежит красивый уравновешенный вектор. Но растущая разница в доходах и влиянии групп сильно портит картину. Вечный двигатель создать не удается.

Про личные желания. Ооооо, здесь совсем весело. Сторпер, ссылаясь на данные поведенческой экономики, говорит, что люди вообще не производят желания в отрыве от среды. Они осознают их, только попав в определенную ситуацию. Соответственно принадлежность к группе дает возможность человеку поучаствовать в ситуациях, которые и прояснят его предпочтения. Фактически человек при входе в группу обеспечивает себя ситуациями, в которых затем сможет что-то понять о себе.

Про личные контакты. Очень важная часть человеческой жизни, поскольку не придумано более эффективного способа устанавливать доверие. Коммуникация при личном контакте происходит на нескольких уровнях, даже видеосвязь не дает такого же объема взаимодействия. Более того, личная коммуникация — это не просто способ обмена информацией, это средство ее производства. А также способ стимуляции воображения и генератор энергии.

В общем, чудесная книга о человеках, которые понастроили городов, подружились, перессорились, не поняли, как все это вышло, но решительно продолжают в том же духе.

Умная лаборатория без людей.



Основанный специалистами из Гарварда стартап Kebotix сочетает робототехнику и машинное обучение, чтобы автоматизировать и усовершенствовать процесс создания новых химических соединений и материалов.

В лаборатории, расположенной в Кембридже, штат Массачусетс, робот пытается создать новый материал. Механическая рука погружает пипетку в пробирку и помещает образец в приемное отверстие другой машины, которая проверяет его оптические свойства и отправляет результаты в компьютер, управляющий «рукой». Программа анализирует результаты экспериментов, формулирует новую гипотезу и начинает процесс заново. Человек в нем почти не участвует.

Технология, разработанная стартапом Kebotix, — пример того, как машинное обучение и робототехника могут изменить материаловедение в ближайшие годы. Компания убеждена, что может открыть новые соединения, способные, например, очищать воздух от загрязнений, бороться с устойчивыми к лекарствам инфекциями или повысить эффективность оптоэлектроники, пишет MIT Technology Review.

Программные алгоритмы уже используются в создании химических веществ и материалов, но это сложный и пока несовершенный процесс. Обычно машина просто проводит испытания разных вариантов материала, вслепую пытаясь нащупать что-либо ценное. Машинное обучение и робототехника могут ускорить разработку новых соединений и материалов.

«Процесс открытий идет слишком медленно», — считает Джилл Бекер, глава Kebotix. И чтобы ускорить его, стартап применяет несколько методов машинного обучения.

Компания «скармливает» молекулярные модели соединений с желаемыми свойствами нейронной сети, которая изучает статистическое представление этих свойств. Затем алгоритм выдает образцы, подходящие заданной модели.

Другая нейросеть отсекает варианты, которые слишком сильно отличаются от оригинала. Потом оставшиеся химические структуры проходят испытание. Результаты экспериментов снова загружаются в машину, которая вносит очередные изменения, приближая результат к идеалу.

По мнению Клавса Йенсена, профессора материаловедения MIT, такой подход действительно обладает большим потенциалом, но все, как обычно, зависит от качества исходных данных. «Он не заменит экспертов, — считает ученый, — но позволит работать намного быстрее».

В Италии снизили пенсионный возраст.



Президент Италии Серджо Маттарелла подписал закон о пенсионной реформе, принятый Советом министров Италии.

По новому закону, итальянцы будут выходить на пенсию на 5 лет раньше. Сейчас пенсионный возраст в Италии составляет 67 лет, а теперь будет составлять 62 года (при условии, что у человека имеется 38 лет трудового стажа). Получается, что любой человек, начавший работать раньше 29 лет, сможет выйти на пенсию уже в 62!

При этом старшим людям требуется и того меньше трудового стажа: например, в 70 лет достаточно 30-летнего стажа. Закон начинает действовать в апреле для частного сектора и в августе для госструктур.

Правительство объясняет этот шаг тем, что ранний выход на пенсию будет стимулировать экономический рост в стране, подпитывая рынок вакансий для безработных.
Но это ещё не всё! Одновременно с законом о пенсиях президент подписал закон о базовом доходе.

Этот новый закон предусматривает, что малоимущие и социально незащищённые итальянцы будут получать базовый доход €780 на человека или €1032 на семью. Эту сумму будут выплачивать безработным, разорившимся предпринимателям и молодым людям без трудового стажа, которые не могут претендовать на пособие по безработице.

Впрочем, базовый доход, по словам замминистра труда и промышленности Луиджи ди Майо, «не позволит просто лежать на диване».
В частности, безработные будут обязаны посещать курсы переподготовки и соглашаться на вакансии в любой точке страны. Если они три раза подряд откажутся выйти на предлагаемую работу, они будут лишены выплат. А ещё базовый доход нельзя будет тратить на азартные игры, иначе его тоже перестанут выплачивать.

По оценке правительства, расходы на программу базового дохода в первый год составят €7 млн.

Наставления провинциалке.





Искусство убеждать

Не «что» сказать, а «как»? Нет, это полсовета.
Важнее то, как ты была одета.
Итак, не спорь в гостиных. Но для справки:
Все аргументы покупают в модной лавке.



Маски, которые мы выбираем

Дан маскарад, чтоб научиться
Читать неявные подсказки:
Что утаить стремятся лица,
Нам открывает выбор маски.


Прочие опасности

Ты, окунувшись в смену лиц
И посещая рауты и балы,
Не бойся светских львов и львиц –
Опасней светские шакалы.


Можно склонить голову, но спина должна быть прямая

Проси прощенья, чувствуя вину,
Но не оправдывайся – нет глупей подхода.
Историю припомни хоть одну,
Где бы оправдывалась в чем-нибудь погода?


О, пир мирской

Верны законы равновесья:
Тот, кто на сахар щедр и мёд -
В конце концов с лепешкой пресной
Нам соль и уксус поднесет.


Жемчужина зреет в закрытой ракушке

Все наши мелкие обманы
Мы носим каменной обузой:
Не стоит набивать карманы
Таким неблагодарным грузом.

Но знай искусство искажений,
Чтоб отстоять свои границы
От преднамеренных вторжений
И от невеж отгородиться.

Прошивка БИОСа.



Вот интересно, когда с остервенением (достойным лучшего применения) набрасываются на привычные с детства комплексы ментального бытия – "плохого бытия", потому и набрасываются – насколько отдают себе отчёт, что другого то бытия, кроме бытия вот этих самых ментальных комплексов, у нас – нет.
То есть если ты пешком под стол ходил ещё при историческом материализме, то другой основы ментального бытия, кроме как вшитого в твое ПЗУ БИОСа ещё "под столом" (советским) – у тебя нет. И в твоём выставляемом на показ антисоветизме (антилиберализме, антикапитализме – какая разница...) ничего позитивного, кроме вот этого анти- – нет. Всё остальное, что тебе кажется позитивным, весь этот с***нный "софт" – всего лишь дым и пена постмодернистских симулякров... Который так же легко и сдувается ("слетает") – как дым и пена...
Что остаётся? – "единственный друг, дорогой комсомол, ты можешь нас положиться" – это неважно, что в годы твоей молодости "единственный друг" занимался исключительно проблемой досуга – организацией дискотек и рок-клубов (для более продвинутых), где под "яростный" рёв гитар и грохот ударных установок разрушалось то, что по замыслу наивных организаторов ленинского коммунистического он должен был созидать... Через него же тогда же (чуть раньше, чуть позже) к высотам бизнеса и политики "новой" России проползали все эти ходорковские, чубайсы, гайдары, шахраи, другие люди со странно звучащими фамилиями.
...
Интересно сравнить с этой точки зрения с ментальным бытиём тридцатилетних и тех, кто моложе. То есть им то вшивались "под столом" совершенно другие вещи, из всех утюгов в их детские податливые мозги старшее поколение транслировало тогда "философию успеха". В самых извращённых формах – какие только можно было насофтить себе на базе советского БИОСа. Например, один юный оперный певец, удачно выскочив замуж, тьфу ты, женившись, тут же воспользовался возможностями – отметил широко с "истинно русским купеческим размахом" свой двадцатипятилетний юбилей (а не юбилей творческой деятеятельности, как было при проклятом историческом материализме!)
... Ну, если раньше пели: если нужно, значит нужно, то сейчас – если можно, значит можно... Как говорится – завидуйте молча (Николаю Баскову, да:)
Я не про зависть конечно и не про Николая Баскова – кто хочет, пусть ему завидует... (под его "музыку")
Я про то, какой ментальный БИОС это прошивает. И который в тридцать лет вы уже не перепрошьёте, не говоря уже о сорока-пятидесяти – бросьте тешить себя этими иллюзиями.
Вот им головы забивали (и забивают) "социальными лифтами". Вот они повзрослели (к тридцати годам, увы, сейчас поздно взрослеют), оглянулись "окрест себя". "И душа их уязвлена стала" (так кажется? интересно, сейчас Радищева "проходят" в школе?) – Чем? Да нет, не отсутствием социальных лифтов – лифты то есть, довольно своеобразные конечно, но способных и энергичных они всё же выносят наверх. Другое может уязвить ещё не зачерствевшую молодую растущую душу.
Слабость, неразвитость, а то и полное отсутствие того, что тут в предыдушем треде названо было горизонтальными связями в обществе. Без которых это общество превращается в конгломерат атомизированных супериндивидуумов – с пионерским приветом к профессору "шанинки" (хотя про индивидуализм русского национального характера, про его истоки – есть ещё у Бердяева...)
Жить в таком обществе нормальному человеку, не хищникам ходорковского-чубасовского посткомсомольского разлива – неуютно... Сам Ходорковский между прочим одним из первых это ... понял не понял ... дал шикарную подачу в своих письмах издалёка – её никто не подхватил, увы... (Симптоматично, что никто и не спросил кажется после его освобождения – а что это было, Михаил Борисыч?)
Вот и выносит нынешнюю молодёжь на условную линию путин-навальный... Другой линии они не видят, наше поколение её увы, не создало – все попытки ушли в песок. Сами они создадут? С таким то БИОСом...
"Надежды юношей питают"...

С веслом и с лестницей.



Друзья, я сам не знаю, что это означает. Гротеск, экспромт. Помпеи здесь не при чем, просто оттенок красного напоминает знаменитый "помпейский красный", как мне объяснили. Задумывалось как этюд, проба в направлении сюрреализма.
Сам сюрреализм как художественный метод мне не столь интересен, а вот приемы, характерные фишки некоторых художников-сюрреалистов очень даже любопытны и представляются мне перспективными для использования в фотографии.
Чтобы вот это (картинка выше) "работало" так, как мне хочется, не хватает нескольких важных вещей. Нужна глубокая пространственная композиция и подчеркнутая линейная преспектива. Необходим жёсткий, тщательно подобранный свет. Ничего этого здесь нет. В студии было тесно, тщательно ставить свет не хватало времени (минут пятнадцать на всё про всё, так что без помощи Андрея я бы вообще ничего не успел), а модели к тому времени устали. Что поделать. Сюрреализма не получилось, но какая-то картинка есть :)
Моделям отдельный поклон. Новенькая девочка Аня, которую я увидел впервые, очень мне понравилась, ну а Маша - Маша это сказка, идеальная модель. Как всё-таки много значит, когда модели понимают тебя с полуслова и даже без слов!

Новогодняя лирика.





Нет, я не праздную «Свинью»,
И «Петуха» не отмечаю.
Свинину ем, и водку пью,
И что хочу, то надеваю.
Какой простите Год «Свиньи»?
Мы праздники позабывали,
Родные, русские, свои,
А вот чужих по нахватали.
Кто этот Год «Свиньи» встречает,
Сейчас напомнить я хочу.
Он в феврале лишь наступает,
Ей богу люди, не шучу.
Видать китайцами мы стали,
Живём по их календарям?
Похоже, что завоевали
Давно нас всех, скажу я вам.
Вон Санта Клаус на открытках,
Родным нам стал Хэллоуин,
Сомнительный по всем прикидкам,
«Любовный символ» Валентин.
Как шут их Санта в колпаке,
В своей кургузой обдергайке.
В американском босяке,
Я вижу только попрошайку.
И взять наш Дедушка Мороз,
А рядом с ним какая внучка!
Их Санта, как побитый пёс,
С ним по сравненью, просто жучка.
Я как представлю, россияне,
Мне даже страшно аж подумать,
Поднявшись дружно за столами,
Под бой Курантов будут хрюкать.
И чтобы в Праздник избежать,
Меж нами недоразумений,
Хочу друзья вам всем сказать,
Прошу свиней не присылать,
Мне в Новогодних поздравленьях.

И яблочки в подарочек.



Когда Финляндия обрела в 1917 году независимость, в Финляндии остался жить родившийся в Украине художник Илья Репин. У него была усадьба в поселке Куоккала (сейчас — Репино), который входил в Великое Княжество Финляндское и находился в пригороде Санкт–Петербурга.

Для Советской России то, что Репин остался в Финляндии, означало огромный удар по репутации. Для чиновников Финляндии Репин, несмотря на свою известность, был русским беженцем, за действиями которого на всякий случай следили местные полицейские. Он занимался огородом и писал картины. Жил без удобств, выращивая овощи и фрукты, но в СССР не возвращался.

На момент закрытия границы Репину было уже 73 года, так что его самые значительные творения остались в бурях революции по другую сторону границы. Большевики хорошо понимали ценность Репина, так что его работы срочно были национализированы. Они все еще являются центром притяжения в московской Третьяковской галерее и Русском музее в Санкт–Петербурге.

В секретной папке финской полиции был найден детальный рассказ о том, как супружеская пара была в гостях у Репина в 1925 году. Незнакомый ранее художнику Аарон Штернберг (Aaron Sternberg) «заглянул» к Репину и передал адрес советского руководства, в котором художника просили переехать в Ленинград и обещали хорошую пенсию, квартиру и машину.

Репин ответил следующим образом: «Вы предлагаете мне деньги, вы, просящие милостыню, совершенно опустошившие великую Россию, где сейчас миллионы голодают и влачат жалкое существование… Я не богат, но и не настолько беден, чтобы принимать ваши деньги».

Репин также прямо сказал супружеской паре о том, что он думает о переименовании Санкт–Петербурга в Ленинград. «Скажите мне, по какому такому праву группа авантюристов решила, что может изменить название города на имя какого–то подпольного фанатика, больного идиота Ленина?»

Из бумаг также выяснилось, что Штернберги привезли Репину в качестве сувенира русские яблоки, съев которые, Репин, его супруга и сын почувствовали себя очень плохо. Подозревалось, что яблоки были отравлены. (ничего не напоминает? ;))

Корнея Чуковского также отправляли в Финляндию, чтобы он убедил Илью Репина. Через некоторое время Чуковский вернулся и сокрушенно доложил, что все его попытки воздействовать на живописца разбились, как волна о камень. А вскоре Илья Ефимович скончался. И в Финляндии были напечатаны его дневники. Где были такие строки: „Приезжал Корней. Между прочим, не советовал возвращаться“. Чуковского потом травили и не печатали даже сказки.

Поскольку на свою сторону художника переманить не удалось, большевики начали оказывать влияние на его сына Юрия. Но Юрий Репин так и не выехал в Советский Союз. А вот в третьем поколении обещания хорошей жизни, даваемые большевиками, упали на благодатную почву. Внук Ильи Репина Дий (Дмитрий) перебежал в Советский Союз весной 1935 года.

В августе этого же 1935 года его расстреляли «за намерение осуществить теракты против высших руководителей СССР». В 1991 году был реабилитирован в связи с отсутствием состава преступления.

Он прожил всего 28 лет.

Спасибо unimF