maratson (maratson) wrote,
maratson
maratson

Category:

Свобода или рабство.



В последние несколько лет все чаще в СМИ встречаются статьи о том, что крепостное право было отличной штукой! Феодал заботится о своих вилланах, организует их труд и быт, принимает на себя ответственность за них, а вилланы - слушаются феодала, трудятся, размножаются, и беззаботно пляшут по выходным (после посещения церкви, разумеется).
Сначала я подумал, что рост таких "шоколадных" описаний рабства - феномен нео-феодальных стран Средней Евразии (Азиопы). Но затем я прочел панегирик "государству-няньке" в последнем интервью Ли Куан Ю - покойного диктатора Сингапура, самого талантливого и успешного фашиста в истории. Еще через некоторое время я прочел статью о внедрении добровольно-принудительного имплантационного чипирования сотрудников в одной крупной западной корпорации - и не заметил никаких намеков на возмущенный протест. А ведь всего полвека назад в западной стране эта корпорация была бы растерзана репортерами, как гнездо неофашизма. Значит, что-то изменилось...
...Вот тут-то и возникла идея заняться психологией феномена.

Далее - два рассуждения о том. что быть рабом лучше. чем быть свободным человеком.
1. "Эти люди по-своему совершенно счастливы... Ведь отчего люди страдают больше всего? От сравнения. Кто-то живет лучше, кто-то талантливее, кто-то богаче, кто-то могущественнее. А человек ... будет радоваться непрерывно. Радоваться, что ему тепло. Что помидор красный. Что солнце светит. Что ровно в два часа, что бы не случилось, он получит свой питательный бобовый суп, а ночью женщину. При условии, если он будет прилежно трудиться. Ну разве это не милосердно?.. Ну так, как это мудро сделала природа в улье, в муравейнике. Представьте: человек-ткач, человек-пекарь, человек-шофер. Причем у него нет никаких других потребностей. Никакого комплекса неполноценности. Ну нет же у вола комплекса неполноценности от того, что он вол. Ну вол, и слава Богу. Человек-робот ни о чем не думает, всегда доволен, и он размножается, производит себе подобных." (Владимир Вайншток, х/ф "Мертвый сезон", 1968)
Примечание: "а ночью - женщину" - вариант в сюжете для объяснения мужчине. Для объяснения женщине можно нарисовать аналогичный, это несложно.

2. (Монолог адвоката Камино Мурена, за легализацию рабовладения):"Мой клиент хотел бы освободить этот гуманный и, безусловно, достойный бизнес от негативного названия «работорговля». Я хотел бы пояснить для уважаемых представителей партнеров моего клиента. Имеется в виду современная и технологичная процедура, при которой люди всегда сыты, гигиенически обеспечены, устроены в бытовом отношении, и работают в биологически безопасных условиях, с разумной трудовой нагрузкой, не угрожающей их здоровью. Работники в трудовых поселках, построенных фирмой моего клиента на Гаити, имеют более высокий уровень жизни, чем в среднем по этой стране. Если бы не необъективные заявления некоторых предубежденных журналистов и деятелей правозащитных организаций, создающих препятствия деятельности фирмы моего клиента и сбыту продукции, произведенной в трудовых поселках, работники жили бы еще лучше. Мой клиент надеется, что после демократического прихода к власти на Агренде, и открытия здесь трудовых поселков, полностью легальных по исправленному местному праву, мы докажем, что и уровень свободы в этих поселках выше, чем во многих странах Африки и Азии. А применение телесных наказаний к нерадивым работникам, не противоречит нормам, принятым в цивилизованных странах. Мы знаем, что телесные наказания применяются во многих исламских странах, а также в Сингапуре. Телесные наказания к непослушным детям и подросткам применяются во многих североамериканских штатах. Продажа людей для выполнения тех или иных работ также не выходит за рамки международных норм. Вы можете продать фирму в США или Европе, при этом ее работники останутся связаны контрактами. Они будут проданы вами и куплены новым владельцем этой фирмы. По поручению моего клиента, я разрабатываю новый кодекс законов Агренды, согласно которому, купля-продажа и трудовое использование людей, законно приобретенных в собственность фирмы, станет нормальной коммерческой практикой…
(Вопрос к адвокату): "Вы хотите сказать, мистер Мурена, что по новому кодексу, человека можно будет купить, и использовать, как лошадь?"
(Ответ адвоката): "О, нет! Ни в коем не как лошадь, а как человека, с учетом человеческих особенностей. В трудовых поселках, принадлежащих фирме моего клиента, учитываются специфические духовные потребности людей. Там обязательно есть церковь, где проводятся воскресные службы, и другие обряды. " (Александр Розов "Забыть Агренду", 2011)

Кстати - а что такое вообще свобода и есть ли она?
Путь человека - от пуповины, связывающей его с матерью и до шланга, связывающего его с капельницей. Перед и после этого - вообще ничего. В середине - несколько десятков лет пребывания в жесткой (возможно даже более, чем рабской) зависимости от родителей, от школьных учителей, от полицейских властей, от командиров в армии (вариант обычно для мужчин), от начальства на работе, от банка где взят кредит, от мужа - добытчика (вариант для женщин), от жены повисшей на шее вместе с потомством (вариант для мужчин), от детей (вариант для женщин), и от "общественного мнения", установившего нормы морали - которые, хотя и не записаны в качестве закона, но их требуется соблюдать. Дальше - зависимость от пенсионного фонда и в финале - от клиники. Точка.

И что такое свобода?... Вот вопрос, на который большинство авторитетов философии либерализма отвечают как-то неубедительно и мутно - хотя казалось бы, на принципе ценности свободы держится привлекательность всей либеральной политической идеи.
Если убрать шелуху, то у них оказывается, что свобода - это несколько строчек демагогии, при помощи которых политэлита снимает с себя всякую ответственность, перекладывая всю эту ответственность на "простого человека", который, якобы, свободен, и сам во всем виноват - потому что делает свободный выбор. Какой выбор? Между чем и чем?
Когда я предложил свою форму определения:...
"Свобода – это возможность открыто делать то, что кому-то не нравится" (Александр Розов, "Депортация", 2008)
...То получил множество возмущенных комментариев не только от сторонников "крепкой руки" (что было предсказуемо), но и от сторонников либерализма и даже от некоторых либертарианцев. Мол, это определение сводит свободу исключительно к эгоизму, к праву плевать на окружающих, в общем - к праву быть негодяем. Мол, это гадкое определение свободы.

Впрочем - об определении свободы требуется отдельный разговор, а сейчас- о привлекательности рабства.
Вопрос: Сколько (в %) людей предпочли бы свободе - рабство с хорошим обращением (примерно как в монологе адвоката Камино Мурена, см. выше)?
Как этот процент зависит от свойств респондентов:
- Особенностей их этноса и страны пребывания?
- Их социального и имущественного слоя?
- Их культуры и религии?
- Их пола, семейного положения, и наличия детей?
- Их политических убеждений?
- Их психотипа, включая темперамент?
- Их профессии, образования и интеллекта?
Я выдвину гипотезу: не менее 33% людей в среднем по Европе предпочли бы рабство, если бы в СМИ эта идей была представлена в позитивном ключе.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments